ТЕРМИНАТОРИУМ / СЪЕМКИ ТЕРМИНАТОРА / СПЕЦЭФФЕКТЫ: Т1, Т2, Т3

Лаборатория
Как видите, размышляя о вирусе, Брюстер задумчиво смотрел не в соседний зал, где испытывали летающий "хантер-киллер", а в пустой синий экран. По синему цвету потом сделали маску и заменили отснятым отдельно изображением.

ТХ превращается в Скотта
Для этой сцены пришлось конструировть специальную автоматическую тележку для камеры, которая могла бы повторять одно и то же движение необходимое количество раз, не отклоняясь ни на миллиметр. Затем камера, установленная в этой конструкции, сняла проход Кристанны Локен на фоне синего экрана, потом проход Марка Фамиглетти, а потом отдельно кладбище, на фоне которого должна была происходить трансформация. Поскольку Марк оказался заметно ниже Кристанны, ему изготовили специальные ботинки на огромной платформе.
На лицах и одежде актеров были приклеены специальные маркеры - точки, которые облегчили бы совмещение изображений при трансформации. Затем, чтобы было проще убедится, совмещаются ли силуэты актеров при сведении, к изображениям применили видеоэффект ToonShader.
Когда удалось добиться точного сведения, пришла очередь мультипликаторов. С каждого из актеров сняли трехмерную копию и ввели эти модели в компьютер. Затем заставили их повторить движения своих "оригиналов". Однако в трансформации предполагалось участие и эндоскелета ТХ, поэтому пришлось добавлять в композицию и его.
И только потом занялись собственно морфингом. В итоге на создание одного этого коротенького эпизода ушло почти 10 месяцев.

ТХ на крыше катафалка
Для этого эпизода вторым составом съемочной группы (то есть, каскадерским составом) просто был снят проезд машины в нужном ракурсе, включая трюк с проездом под трейлером. А затем на компьютере в кадр была добавлена трехмерная модель ТХ и кое-где для достоверности - пыль и дым.

Драка в туалете
В этой сцене незаметно переплелись почти все средства кино - и манекены, и реальные актеры, и аниматроника, и цифровая графика. В смысле спецэффектов самым ярким был момент, когда Арнольд Шварценеггер крушил своей соперницей перегородки. Дело в том, что всю эту сцену Арни сыграл в зеленом павильоне, держа в руках муляж тела ТХ. Чтобы он не ошибался в движениях, на полу были расставлены метки для шагов. Кристанна Локен же в сцене не участвовала вовсе, однако взамен ей пришлось подвергнуться процессу подробного трехмерного сканирования. Именно эта ее трехмерная модель и была позже подставлена вместо синего муляжа в руки Шварценеггера. А разлетающиеся вдребезги перегородки были тоже сняты отдельно, и ломал их отнюдь не Арни, а специальный окрашенный все в тот же зеленый цвет кран. Потом все эти слои совместили, добавили струи воды - и эпизод готов.
Кстати, любимый многими момент, когда об голову Кристанны разбивается писсуар, снимался абсолютно вживую, но без писсуара. Арни держал в руках лишь трубу от него, а разлетающийся писсуар добавили позже.

Склад роботов
В этом эпизоде склад выглядит, как уходящая вдаль шеренга роботов. Однако студия Стэна Уинстона сделала все два полноразмерных управляемых робота, просто на них во время съемок для достоверности меняли номера. Вот и здесь для создания зала использовались только два танка, которые стоят на переднем плане и которые, собственно, и обходит ТХ. Дальше за ними был установлен зеленый экран, а все остальные роботы добавлены с помощью компьютерного "клонирования". Если приглядеться к этой шеренге, то можно заметить, что складки и блики на покрывающей танки пленке весьма однотипны - ведь их "размножали" всего с двух образцов.

Оторванная голова Т-850
Этот эпизод сначала хотели снять с дублером, и на компьютере подставить только голову. Однако, отсняв дублера, поняли, что это не впечатляет. И тогда снова прибегли к цифровой модели и технологии "motion capture".
Сначала сняли лежащего Арнольда, потом, не сдвигая камеры, сняли Кристанну, якобы отламывающую ему ногой голову.
Потом создали на компьютере болтающуюся на проводах голову, а затем и вид сзади Арнольда, ставящего голову на место.
Затем наложили подробные текстуры, сымитировали глубину резкости, сложили все элементы вместе и добавили поверх всего легкий цифровой дымок, вьющийся над оторванной головой.

Ускоритель
Вся грандиозная перспектива ядерного ускрителя, которая видна с наблюдательной площадки, полностью построена на компьютере, и затем совмещена со снятыми на зеленом фоне актерами. Что же касается внутренностей тоннеля, то здесь реальность, как говорится, переплетается с вымыслом. Для натурализма небольшой сегмент тоннеля все же был воссоздан, но, конечно, не такой длинный, как кажется зрителю. Большая часть тоннеля абсолютно виртуальная. Как и пламя за спинами актеров.

ТХ в ускорителе
Для момента, когда лицо ТХ начинает стекать на поверхность ускорителя, компьютерщикам компании "ILM" пришлось специально разрабатывать совершенно новый алгоритм работы с частицами. По сути, была написана новая программа таяния трехмерного объекта.
После этого была сделана цифровая модель лица Кристанны Локен. Поверхность модели была покрыта слоем частиц. На них были отмечены области, которые будут "стекать", когда к ним применят эффект гравитации или другой силы. После этого осталось только совместить ранее отснятые кадры с трехмерной анимацией.

 

В конце 40-х ироничнейший сэр Альфред Хичкок публично заметил, что "кинематограф мог бы стать настоящим искусством, если бы остался немым". В конце 50-х он повторил эту фразу, правда, теперь парадокс Хичкока заканчивался словами "немым и черно-белым". Сэр Альфред не дожил до наших дней. А если бы дожил, то непременно включил бы в свой черный список спецэффекты.
Хичкоку еще повезло. В его времена режиссер мог считать себя настоящим автором своих фильмов. А всевозможные гримеры и кукловоды оставались людьми подневольными и ни на что особо не претендующими.
Современные кинотеатры со своими системами объемного звука растут по всему миру быстрее грибов, телевизоры без Dolby-декодера падают в цене с каждым днем, а любимое издание американских кинофинансистов - газета "Variety" - готовит специальное исследование "Рост доли затрат на спецэффекты в общей смете производства фильмов".
Затраты стремительно растут. По прогнозам аналитиков, лет через пять на спецэффекты (в самом широком смысле этого термина) будет уходить до 80 процентов денег, отпущенных на съемки! Сценаристы, актеры, режиссеры и прочая творческая братия станут обходиться жалкими остатками. А может быть, скоро лишатся и этого. Почему бы и нет: когда большую часть экранного времени занимает компьютерная графика, программисты становятся куда важнее представителей более традиционных кинопрофессий. Спецэффекты становятся все лучше, их становится все больше. Наступило время FX (так именуют спецэффекты в англоязычной литературе).
Правда, как всегда, нашлись экстремисты, утверждающие, что кинематограф должен полностью отказаться от спецэффектов, вернуться к корням и заново обрести технологическую невинность. Знаменитый Ларс фон Триер провозгласил "Догму" - свод правил "настоящего европейца": снимать без декораций, только естественных людей в естественных ситуациях и на естественной натуре. Все это, конечно, благородно, но подходит такой принцип только для съемок "фестивального" кино. Снять на реальной натуре фантастический фильм вряд ли удастся даже самому закоренелому "догматику". Режиссер, пытающийся запечатлеть на пленке визуальный образ нереального (именно так когда-то обозначил свою цель Дэвид Кроненберг), оставаться в стороне от технических новшеств не сможет. Да и не захочет.